ПЕРВЫЙ РАЗ В ДЕРЕВНЕ

on

 

Однажды наши родители накопили денег и решили купить на них дом в деревне с большим участком. Они стали ездить по округе и искать подходящий дом. Однажды взяли и нас с Лизой с собой. Мы маленькие — мне четыре или пять, а Лизе, наверное, три года или меньше. Мы сели в старый, пахнущий бензином автобус. У него загадочное название – «Икарус». Меня затошнило почти сразу. А Лиза просто боится ездить на автобусе. Она вцепилась в сиденье и стала себя уговаривать: «Вот, я сижу в ватобусике. И не пла-а-ачу!» Лиза скуксилась, и слезы полились сами. А меня даже не стошнило, хотя ехать надо почти полчаса.

Было лето, июнь. Тепло, но не жарко. Мы вышли из автобуса в довольно большой и богатой деревне Дягилево. Это значит, что домов больше, чем десять, они крепкие, люди в них постоянно живут и ведут хозяйство. Мы пошли к самому красивому дому, окруженному со всех сторон деревьями и кустами. Родители разговаривали с хозяевами и смотрели дом, Лиза была с ними. А я стала бродить по двору. Там росло три вида смородины: черная, красная и белая. Я попробовала каждую впервые в жизни. Черная – самая сладкая, зато у белой самый интересный вкус. Потом я выбежала за ворота в поле.

Поле было большое, на нем паслись коровы. Настоящих живых коров я видела тоже впервые. Я бродила за воротами и смотрела на поле и коров, но скоро потеряла двор, откуда я вышла. Я не знаю, как это произошло. Со мной такое часто случается. Однажды во время крестного хода – это когда надо долго идти вокруг церкви с пением (я всегда мечтала, чтобы мне дали понести большую парчовую хоругвь на железной палке), у меня то ли закружилась голова, то ли мы шли так долго, что когда мы сделали круг и дошли до входа, я решила, что это другая церковь. И потом удивлялась, что там все то же самое, такая же темная икона Богородицы.

Вот и сейчас, стоило мне на два шага отойти от этого дома, я уже не понимала, как вернуться назад.

Я испугалась, но не заплакала, а продолжила бродить дальше по полю. Светило солнце, небо было высоким и чистым, трава удивительного светло-изумрудного цвета. Я впервые видела такую красоту. Хотя я не могла забыть, что потерялась, и не знаю, где мои родители, я переживала не так уж сильно.

Меня увидел белоголовый парень в белой рубахе, пастух и стал почему-то смеяться. Я смутилась, я не знала, почему он смеется. Пастух напоил меня белоснежным, чуть-чуть голубоватым парным молоком прямо из трехлитровой банки и отвел обратно во двор дома, где меня ждали родители.

Дом в Дягилево не купили, он был слишком дорогим, и там поблизости нет ни озера, ни реки. Нашлось другое место, райское, левитановское, где мы и жили каждое лето. Деревня была ближе к городу, немного покосившийся дом стоял на пригорке, участок спускался к маленькой речке. Места такие красивые, как снятся святым, когда ангелы показывают им райские кущи. Очень скоро после покупки дома в стране случился кризис, и большой участок нас кормил: с нашей помощью родители выращивали картошку, капусту, огурцы, морковку, редис (рубин, длинный и скороспел), кабачки и патиссоны, помидоры, тыкву. Через несколько лет вдруг запил дедушка-сосед, в деревне появились буяны и воры, которые лазили в пустые дома, когда хозяев не было. Жить в деревне стало неудобно, дом продали, и новый хозяин сразу стал его сносить, чтобы построить новый.

Print


Вконтакте  На Фейсбуке  Канал в Telegram

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s